затяжка

Мы с тобой давно уже не те

Мы с тобой давно уже не те

Автор - Юрий Аделунг. Родился 3 апреля 1945 года в Москве. В 1966 году окончил три курса Московского института инженеров железнодорожного транспорта (ныне Московский государственный университет путей сообщения). Работал геологом и промышленным альпинистом. С 1962 г. писал песни на собственные стихи. Впоследствии был близок к авторам, входившим в объединение «Первый круг» — Бережкову, Мирзаяну, Луферову.
Юрий регулярно участвовал в сложных походах на плотах и занимался альпинизмом, что нашло отражение в ряде песен. Погиб 6 января 1993 г. в Москве при проведении работ на высотном здании. Похоронен на Ваганьковском кладбище.

Из всей этой субкультуры КСП, которую я в принципе не жалую, почему-то по-настоящему горячо люблю только одну эту песню. Так уж вышло


Collapse )

Танк из болота

Калинкин Михаил – Танк из болота
Меня подцепили за оба крюка,
Расклеила веки трясина,
И я увидал над собой облака
И ветер, шумящий в осинах.

И время моё побежало опять
Как будто вчера заводили,
И снова услышал я что-то про мать,
И понял, что мы победили.

И понял - пожить мне ещё предстоит,
Пускай - не герой - победитель,
Пробитые немцами братья мои,
Простите меня и поймите.

Простите - не смог показать мастерство
Красивой военной работы,
Из всей из бригады - но лишь одного
Меня сохранило болото.

Не сжёг меня пушки немецкой расчёт,
И "Тигр" меня не искалечил,
Меня не расплавил товарищ Хрущёв
В огромной мартеновской печи.

Резон здесь конечно отыщется свой,
Сегодняшним людям - подарком,
Вы можете запах глотнуть боевой
Моей краснозвёздной солярки.

Залезьте - не бойтесь испачкать штаны
В крови из солярочной прели,
Почувствуйте кожей дыханье войны,
На чём наши деды горели.

Я - брошенный в землю военный посев,
Я - памятник сгинувшей роте,
И мирная техника прёт по шоссе,
Поскольку я был в том болоте.

Я с пушкой торчащею наискосок,
Для вас непонятен и страшен,
Соляркою пахнущий правды кусок
Истории Родины нашей.

Что я уцелел - экипаж виноват,
Да наша родная природа,
Я танк - я убитый советский солдат
Второго военного года.

Тактильная радость


Природа не боится повторений,
В ней всё из года в год проходит чередом...
Н. Рыленков

Как мне нравится прикасаться к молодой листве на подстриженных кустах, такой одновременно мягкой и упругой! Однажды я вспомнила об этом ощущении вовремя, с тех слов началась весьма яркая полоса в жизни. Но был и момент, когда такое воспоминание сработало против меня, и светлая полоса прервалась на ощутимо длительный период, тогда казалось, что навсегда. Сейчас тоже довольно мрачное время, но благодаря прошлым событиям я знаю, что оно не вечно.

Риторический вопрос



Кто-нибудь знает, как можно четыре дня носить под кожей ладони вот этот кусочек стекла, который на фото и не ощущать этого?
Collapse )
А теперь кроме риторического вопроса никаких проблем.

Слова и словечки

Начну с того, что с некоторых пор я не люблю слово "о'кей". Был в моей жизни период, когда я много дней подряд "спотыкалась" об него, заходя в завершившийся(как тогда казалось)чат за ссылкой, картинкой или цитатой.


Поэтому сейчас, когда Сабрина учит английский и постоянно "окейкает", я её пытаюсь переориентировать на мирное well) Не очень получается, но хоть лексикон так разнообразнее.
Кстати, о лексиконе)) О том, как Настя училась выговаривать "главное слово" текущего года.
Collapse )
Про фото: когда ехали в тот самый О'Кей))), случайно попали на уже знакомую маршрутку с приметной наклейкой. Что тут сказать? Well) А хотелось бы однажды сказать Welcome...
На днях весело было, когда Сабрина дома по Инглишу забуксовала: читает предложение, дошла до слова name, не помнит, как переводится. Листает словарь и бормочет: "Нейм, нейм, да где же это нейм..." Настя услышала и начала напевать:"My name is Sabrina, my name is Sabrina..."
Сабрина от такой неожиданной подсказки просто в невероятный восторг пришла)

Ботаническое


Допишу страницу эту я в лесочке у реки,
Паста высохнет - продолжу лепестками.
Все слова, что не сказала, что легки и не легки,
На бумагу и на воздух отпускаю.

Collapse )

Длясебятина)


Мне нужно это где-то записать. Если бы книга Антаровой попала в мои руки лет в пятнадцать, я бы не смогла читать её - либо самовоспламенилась, либо взорвалась, либо то и другое. Аналогично на меня действовала "Шоколад на крутом кипятке", и ещё одна книга, написанная в XI веке.Collapse )